September 17th, 2020

Ревущие моторы дефляции долга (перевод с deflation com)

Реальность кусает некогда успешные компании.

«Есть только три вида спорта, - сказал однажды Эрнест Хемингуэй. «Альпинизм, бой быков и автоспорт. Все остальное - просто игры». Другими словами, «спортом» следует считать только то, от чего у вас есть высокая вероятность умереть. Что ж, автоспорт, возможно, и не умирает, но он испытывает серьезную нагрузку.

Согласно отчету Bloomberg, McLaren Automotive, производитель роскошных спортивных автомобилей и команда Формулы-1, рассматривает возможность продажи своей легендарной штаб-квартиры, изображенной ниже, в отчаянной попытке собрать деньги для выплаты долга. После резкого падения выручки в этом году компания изо всех сил старается укрепить свой баланс.
Collapse )
promo ruh666 july 2, 2018 08:15 26
Buy for 50 tokens
После декабря 2014 года, когда рубль был резко девальвирован, огромную часть оппозиционных пабликов стали составлять посты с апокалиптическими прогнозами падения рубля. Их исполнение связывалось со скорым падением режима, что тоже логически достаточно странно, поскольку после девальвации 2014…

Итоги недели 17.09.2020. Курс доллара, нефть и другие рынки

Почему более умные компьютеры не заставят социализм работать?

Австрийские экономисты традиционно выступали против централизованного планирования на том основании, что большая часть экономически значимых знаний остается недоступной для органа планирования. Но сегодня, когда объем и разнообразие данных, потенциально доступных планировщику, беспрецедентно вырос, кажется, что всеведущее правительство все-таки возможно. Сделала ли революция больших данных аргументы Людвига фон Мизеса и Фридриха фон Хайека в отношении промышленного рынка устаревшими?

В главе 3 своего бестселлера «Азбука коммунизма» 1920 года советские теоретики Николай Бухарин и Евгений Преображенский утверждали, что в коммунистическом обществе будущего государство “заранее знает, сколько труда направить на различные отрасли промышленности; какие продукты требуются и в каком количестве их необходимо производить; как и где должны быть предоставлены машины”. В действительности, конечно, Советский Союз так и не приблизился к реализации этого видения. Учитывая невозможность установления целевых показателей для миллионов отдельных предметов, необходимых современной экономике, планирование на самом высоком уровне пришлось ограничить примерно шестьюдесятью тысячами агрегированных категорий, которые затем дезагрегировались на более низких уровнях бюрократии (подробнее о планировании в СССР см. Главу 7 книги Яноша Корнаи «Социалистическая система»). Вопреки ожиданиям Бухарина и Преображенского, результатом стала хроническая неспособность эффективно распределять ресурсы. Нехватка основных промышленных и потребительских товаров стала нормой.

Можно ли было бы избежать этого провала, если бы в СССР были доступны более продвинутые вычислительные возможности? В настоящее время проблемы, связанные с миллионами переменных, больше не являются неразрешимыми. Может быть, наконец настал тот день, когда, как писал Оскар Ланге в 1967 году, рыночный процесс уже “можно рассматривать как вычислительное устройство доэлектронной эпохи?”

Collapse )