December 22nd, 2020

Потребительские цены в Японии: самый быстрый спад за десятилетие (перевод с deflation com)

Третья по величине экономика мира продолжает бороться с дефляционными силами. Действительно, основные потребительские цены в Японии упали в ноябре самыми высокими темпами за десятилетие. Вот выдержка из статьи Рейтер от 17 декабря:

Базовые потребительские цены [Японии] без учета нестабильных цен на свежие продукты питания упали на 0,9% в ноябре по сравнению с годом ранее .... Это был четвертый месяц падений подряд и самый быстрый спад в годовом исчислении с сентября 2010 года. Хотя в этом падении в основном обвиняли правительственную кампанию по предоставлению скидок на поездки и низкие цены на энергоносители, оно подчеркивало, насколько вялый внутренний спрос сдерживал цены и препятствовал восстановлению после спада, вызванного пандемией. «Возрождение инфляции будет держать людей дома, а ожидаемое сокращение зимних премиальных выплат предотвратит рост потребления», - сказал главный экономист Норинчукина. «Потребительские цены будут продолжать падать в 2021 году».

Все это происходит, несмотря на предыдущие меры стимулирования со стороны Банка Японии. Издание книги Роберта Пректера 2020 года Conquer the Crash дает представление о том, почему центральные банки всего мира, включая Федеральный резерв США, будут бессильны остановить дефляцию:
Collapse )
promo ruh666 july 2, 2018 08:15 25
Buy for 50 tokens
После декабря 2014 года, когда рубль был резко девальвирован, огромную часть оппозиционных пабликов стали составлять посты с апокалиптическими прогнозами падения рубля. Их исполнение связывалось со скорым падением режима, что тоже логически достаточно странно, поскольку после девальвации 2014…

Биткойн задушит другие криптовалюты?

У Биткойна была адская неделя. И многие из его поклонников рассматривают его недавний всплеск как только начало движения, которое превратит его из культовой в мировую резервную валюту.
Collapse )

Как государство раздувает массовую истерию

История массовых истерий (массовых социогенных заболеваний) весьма увлекательна. Случаи массовой истерии известны еще со времен средневековья, упомяну лишь несколько относительно недавних.

В 1938 году вскоре после подписания Мюнхенского соглашения трансляция радиоспектакля Орсона Уэллса “Война миров”, якобы вызвала панику среди слушателей, которые подумали, что они подверглись нападению марсиан.

Еще один изестный случай — эпизод португальского подросткового сериала “Клубника с сахаром”. В этом эпизоде персонажи заразились опасным для жизни вирусом. После шоу более трехсот учеников сообщили о симптомах, схожих с симптомами, которые испытывали персонажи сериала, таких как сыпь и затрудненное дыхание. Некоторые школы даже закрылись. Португальский национальный институт неотложной медицинской помощи пришел к выводу, что вируса на самом деле не существует и что симптомы были вызваны массовой истерией.

Десятки пассажиров, летевших рейсом 203 компании “Эмирейтс” из Дубаи в Нью-Йорк в сентябре 2018 года решили, что они больны, поскольку в самолете были пассажиры с симптомами гриппа. Вследствие паники весь рейс был помещен на карантин. В итоге лишь несколько пассажиров заболели простудой или сезонным гриппом.

Хорошо известно, что существует эффект ноцебо, который противоположен эффекту плацебо. Благодаря эффекту плацебо человек выздоравливает от болезни, потому что он этого ожидает. С другой стороны, когда мы страдаем от эффекта ноцебо, мы заболеваем только потому, что ожидаем заболеть1. В самоисполняющемся пророчестве ожидание может вызвать симптомы. Тревога и страх усугубляют этот процесс2.

Массовая истерия может вызвать у людей симптомы. Более того, истерия, коллективная или нет, приводит к тому, что люди начинают вести себя абсурдно. Страдает ли наш мир во время эпидемии COVID-19 массовой истерией и в какой степени, — является предметом будущих эмпирических исследований3. Однако, мы все видели, как люди запасаются туалетной бумагой, не снимают маску, когда водят машину в одиночестве или месяцами практически не выходят из дома. Мы также знаем людей, которые боятся вируса, несмотря на то, что их собственный риск смерти ничтожен.

Collapse )