ruh666 (ruh666) wrote,
ruh666
ruh666

Category:

Правовые системы, сильно отличающиеся от наших. Глава 7. Пиратский закон. Часть 2

Было ли пиратское право успешным?

Пиратские законы были достаточно успешными в управлении пиратами, иначе бы пиратство в Карибском бассейне в начале восемнадцатого века не существовало бы. Если бы проблемы сотрудничества, с которыми столкнулись пираты, оказались неразрешимыми, это бы предотвратило пиратство. Однако, по крайней мере в течение короткого периода времени, пиратство в Карибском бассейне процветало, к большому огорчению европейских правительств и международного торгового сообщества.


Одним из способов оценки эффективности пиратского права в деле регулирования жизни пиратов является оценка эффективности работы пиратских экипажей. Невозможно узнать, сколько в среднем зарабатывал пират начала XVIII века, и скудные имеющиеся данные следует интерпретировать с осторожностью, хотя, несомненно, крупные пиратские вылазки были зафиксированы. Так или иначе, эти цифры говорят, что по крайней мере некоторые пиратские экипажи были невероятно успешными.

Члены пиратского экипажа начала XVIII века под командованием Джона Боуэна, например, заработали 500 фунтов стерлингов на человека в одном рейде — эквивалент 20-летнего дохода среднего матроса начала XVIII века. Члены пиратского экипажа, которым командовал Томас Уайт, справились еще лучше: каждый из них заработал 1200 фунтов стерлингов в одной экспедиции. В 1720 году пираты под командованием Кристофера Кондента зарабатывали по 3000 фунтов стерлингов. В 1721 году капитаны Джон Тейлор и Оливье Левассер заработали по 4000 фунтов стерлингов на человека.

Многим пиратам, конечно, не так везло. Тем не менее те, чьи экипажи были достаточно удачливы, чтобы захватить весьма ценную добычу, смогли воспользоваться своим положением только потому, что им в плавании длительное время удавалось сотрудничать. И им удалось это только благодаря пиратскому праву

Пиратские уловки

Неудивительно, что преступники, достаточно умные, чтобы предвосхитить американскую систему правления, были умны и в других вещах. Возьмем, например, так называемую “пиратское принуждение”. Как известно большинству поклонников пиратской беллетристики, пиратские экипажи состояли преимущественно из насильно завербованных моряков. На самом деле это не так. Как и многие другие пиратские мифы, популярное представление о том, что пиратские команды использовали принудительный призыв было результатом пиратской уловки — хитрой общественной кампании, направленной на улучшение прибыльности пиратства.

Правительства XVIII века карали за пиратство повешением. Заинтересованные в том, чтобы избежать этой участи, пираты нашли дырку в законе: суды оправдают человека, которого насильно завербовали в команду. Разбой на море был уголовно наказуем, но если вас захватили морские разбойники и заставили исполнять их приказания под угрозой смерти, то вы избежите наказания.

Пираты использовали эту лазейку, притворяясь, что насильно вербуют моряков, которые вступали в их ряды добровольно. Поскольку они действительно заставляли некоторых людей присоединиться к команде, такая тактика была действенной — при условии, что лицо, заявляющее о том, что его завербовали насильно, могло представить убедительные доказательства.

Такие доказательства было несложно сфабриковать. После того, как пираты захватывали судно, моряки, которые хотели присоединиться, должны были позвать пиратского капитана или квартирмейстера и сообщить ему о своем желании. После этого пираты устраивали спектакль, принуждая моряков к службе, чтобы убедить тех, кто не желал присоединиться, в том, что их товарищей завербовали насильно.

“Притворное принуждение”, как писал Джонсон, на самом деле происходило по “взаимному согласию между сторонами”. Если такие пираты попадали в руки властей, то они могли призвать заслуживающих доверия свидетелей, которые наблюдали за их вербовкой, чтобы те дали убедительные показания в ходе судебного разбирательства.

Некоторые пираты развили эту идею еще дальше. У них были свидетели их якобы насильной вербовки, которые публиковали объявления об этом в популярных газетах. После того, как Эдвард Торнден, например, был “вынужден сесть на пиратский корабль” под командованием Барта Робертса, он “изъявил желание чтобы его товарищ опубликовал это в газете”.

Эта уловка была далека от совершенства. Суды прознали о ней и многие пираты, которые утверждали что их насильно завербовали, были, всё же, осуждены. Тем не менее некоторым удалось избежать виселицы с помощью этого трюка.

Более известная пиратская уловка — печально известный пиратский флаг Веселый Роджер. Подобно “статьям”, у каждой пиратской команды был свой флаг, но все они были похожи. Типичное пиратское знамя было черным и изображало человека, или какую-то его часть, часто в форме скелета. Любимый флаг голливудских пиратов — череп и перекрещённые кости.

Большинство известных истории разбойников не объявляли о своем присутствии своим жертвам. Но пираты любили это делать. Находясь на удалении от своей жертвы, пиратские суда шли под флагами европейских стран — чтобы преждевременно не спугнуть свою добычу. Когда пираты подходили ближе, они поднимали Веселого Роджера, демонстрирую свою пиратскую сущность.

Такая идентификация была очень важна для пиратов. Их корабли были не единственными враждебными кораблями, с которыми могли столкнуться в море торговцы XVIII века. Нанятые правительствами суда береговой охраны в поисках “чужаков” — кораблей, торгующих в нарушение торговых запретов, — также следили за маршрутами, которые прокладывали торговцы. Лицензия береговой охраны позволяла при нарушениях конфисковать якобы контрабандный груз у торговцев. Поэтому часто поведение береговой охраны не отличалось от пиратства — по крайней мере, с точки зрения торговцев и их правительств.

В качестве правительственных подрядчиков, суда береговой охраны были ограничены в том, как поступать с торговыми экипажами, которые им сопротивлялись. Береговая охрана не могла хладнокровно убить моряков, после того, как она их поймала. Следовательно, торговцы часто были готовы сопротивляться береговой охране.

В случае пиратской атаки торговцы вели себя по другому. У пиратов была заслуженная репутация беспощадности к сопротивляющимся, которую они заслужили, придерживаясь простой политики: сдавайся или умри. Пираты выбрали эту практику, чтобы свести к минимуму потери при захвате добычи. Ожесточенные бои с добычей были дорогостоящими.

Жертвы нападения могут ранить или убить членов пиратской команды, повредить судно пиратов или добычу. Таким образом, более мирное пиратство являлось более выгодным, и обеспечивалось оно, как это ни парадоксально, обещанием пиратов убивать тех, кто сопротивляется.

Осуждённые пираты подвергались одинаковому наказанию — казни, независимо от того, убивали они сопротивляющихся жертв или нет, а превосходство в людях и огневой мощи сильно способствовало их победе в бою со своей жертвой. Обещание пиратов убить своих жертв было достоверным, и они его выполняли, рекламируя этот факт мореплавателям, отпуская пленников, чтобы они разносили молву об этих деяниях. Поэтому большинство торговых судов боялись сопротивляться пиратам.

Чтобы эта схема работала, пиратам нужно было быть уверенными в том, что их жертвы знали, когда на них нападают пираты, а когда — береговая охрана. Жертва не могла определить принадлежность нападавшего по внешнему виду судна; пираты и береговая охрана использовали одни и те же суда. Но они использовали разные флаги. За некоторыми исключениями, только пираты поднимали Веселого Роджера, и именно по этой причине.

Береговая охрана в подавляющем большинстве воздерживалась от хождения под Веселым Роджером, несмотря на то, что это помогало добиться повиновения торговцев, из-за неприемлемого риска. Над пиратами не было действующих правительственных комиссий, которые давали бы им лицензию на досмотр торговых судов. Если власти захватывали экипаж, занимавшийся такой деятельностью, не имея на то законных оснований, его членов судили как пиратов. Береговая охрана, однако, зависела от правительственных комиссий, которые защищали ее от преследования за пиратство, если только она не действовала откровенно пиратским образом — таким как поднятие Веселого Роджера. В этом случае, комиссия береговой охраны больше их не защищала, и они могли быть осуждены как пираты.

Таким образом, имитация пиратов была не выгодна. Действовать как пират означало угрозу наказания за пиратство. Настоящие пираты понимали чем и зачем рискуют. Но для тех, кто лишь хотел подражать пиратам, такая жизнь могла окончиться на виселице. Таким образом, пираты плавали под Веселым Роджером, а большинство береговой охраны — нет.


взято отсюда

Часть 1 здесь

Теперь настольную книгу волновиков "Волновой принцип Эллиотта" можно найти в бесплатном доступе
здесь

И не забывайте подписываться на мой телеграм-канал и YouTube-канал

Бесплатное руководство «Как найти возможности для торговли с высокой вероятностью с помощью скользящих средних»
Tags: закон, пираты, право
Subscribe
promo ruh666 july 2, 2018 08:15 26
Buy for 50 tokens
После декабря 2014 года, когда рубль был резко девальвирован, огромную часть оппозиционных пабликов стали составлять посты с апокалиптическими прогнозами падения рубля. Их исполнение связывалось со скорым падением режима, что тоже логически достаточно странно, поскольку после девальвации 2014…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments